Наклейки на патроны LabelSlug интернет-магазин
Телефон в г.Екатеринбург: (343) 382-18-04
пн - вс с 9:00 до 21:00
e-mail: sale@labelslug.ru
Общение по WhatsAppwhatsapp: +7 922 1111 350
Общение по Viberviber: +7 922 1111 350
Общение по Skypeskype: labelslug

Первый кабан

Друзьям, кто разделяет мои интересы и страсть, посвящаю…
Основано на реальных событиях…


Первый кабан


В то декабрьское, морозное утро, выпала мне уникальная возможность поехать на охоту среди недели. Обзвон участников бригады результатов не дал. Четверг – пограничный день, ни то, ни се. У кого-то работа, у кого-то дела семейные, домашние. Я не мог больше терпеть, недели три к ряду не получалось вырваться в лес. При одной только мысли сводило скулы, прикрываю глаза и вижу молодой сосняк, яркое солнце, слышу заливной лай работающих по зверю собак. Те кто бредит лесом, охотой, понимает, о чем я.

Решено, еду один. Ну не совсем, чтобы один, с Вороном. Полуторагодовалый пес, подающий перспективные надежды на серьезную охоту по зверю. За его плечами уже была удачная охота на косулю, где он себя проявил и доработал на удалении от охотников подранка. С вечера Ворон был лишен пайки.

Утро было бодрым, - 22 градуса, сильный, порывистый северный ветер обжигал лицо, с вечера немного припорошил снег, но несмотря на это, восток багровел, небо было чистым, вставало солнце. До того места, до которого я рассчитывал доехать, не получилось. Дороги перемело. Пришлось заложить лишний крюк пешком, местами проваливаясь до середины бедра в снег. Лыжи сознательно оставил в машине, ибо местность была пересеченной, местами на лыжах было бы идти очень удобно, через поля, но через кусты и камыши тащить их за собой, даже на потаске, весьма тяжело.

Пройдя 1,5 км по заснеженной целине, пробиваясь сквозь непролазный кустарник, периодически глубоко проваливаясь в снег, потратив около часа, я оказался на месте, с тыльной, подветренной стороны, хорошо знакомого болота. Ворон всю дорогу держался сзади меня, идя по тропе, пробитой мною, периодически наступая мне на пятки. Я остановился перевести дух и тут пес насторожившись, сиганул в сторону, подняв косуль с лежек, погнав их, тщетно пытался догнать. Не дожидаясь его возвращения, я пошел дальше. Метров через 300 я дошел до камыша. Окончательно запыхавшись, остановился и переждав минут 15, дождался своего воспитанника, пошли вперед, на север. Дальше моему взору предстала невероятная картина, до селе никогда ранее невиданная. Все болото было перепахано, в буквальном смысле этого слова, местами кучи были таких размеров, что это наводило на мысль о том, что местные фермеры загнали туда бульдозер и делали снегозадержание. Но это невозможно, ни один трактор, даже в самые лютые морозы не проедет по торфяному болоту, не говоря уже о какой-либо деятельности.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Повсюду были кабаньи тропы, их было бесчисленное множество, они исходили от каждой кучи, образуя целые перекрестки. Свежих следов не было. Я пошел по одной тропе, с надеждой, но моя надежда уперлась в нарытую кучу и следы там растворились. Я пошел другой тропой, но через пару сотен метров тропа стала все тоньше и реже и вовсе перешла в одинокий проход кабана. Минут 30, я тщетно пытался найти главную тропу зверя. И тут случайно наткнулся, обойдя уже почти все, на более-менее широкую тропу, с относительно свежим следом. След был похож на вечерний, но пороша прикрывала его, трудно было определить точно. Я пошел по этой тропе, тропа была широкая и хорошо утоптана. С полянки она пошла камышом, затем начался мелкий и хорошо сплетенный кустарник над тропой, образуя нору над ней высотой не более 80 см. Пройдя несколько метров, буквально прорываясь сквозь кусты, я понял, что мне тут не пройти. Ткнув Ворона в тропу, я скомандовал: «След!». Он послушно пошел вперед, держа нос по ветру.

Я свернул влево от тропы и пошел через камыш, который был выше моего роста. Пройдя метров 20, справа, спереди, в метрах тридцати, я услышал отчетливо резкий звук: «Фыырк!». Выдувание воздуха было похоже на выбрасывание воздуха дельфином на всплытии. Я замер, секунды медленно потянулись в ожидании. И ту раздалось робкое и прерывистое: «Ааф, гав, гаф…». По удаляющемуся звуку и баритону лая я понял, что Ворон поднял зверя и преследует. Сердце бешено заколотилось. Еще через время, лай стал ярким, четким, ритмичным и самое главное на одном месте! Есть! Мой мальчик поставил зверя! Лай доносился из кустарника, по прямой было метров 200.

Я пошел быстрым шагом, насколько мне позволял камыш и глубокий снег. Бешенные удары сердца в ушах заглушали лай, шелест камыша, все это отошло в звуках на второй план. Голова прокачивала тонны информации, и мысль не давала покоя: «Главное не подшуметь, подойти тихо».

Метров через 30 я вышел в середину камыша, там кабаном была сделана поляна, диаметром метров 15, весь камыш был срезан и стаскан в середину поляны, образовав своеобразную перину размером примерно 1,5 на 2 метра и высотой см 15. И эта подстилка исходила теплым, сказочным паром на морозе. Я, на мгновение, остановился чтобы лицезреть это таинство. Вот оно- логово кабана, тщательно оборудованное, продуманное, подготовленное, безопасное и надежное от непогоды и внезапного появления человека. Исходящий пар, от согретого ложа кабана в лучах восходящего солнца, последней декады декабря, придавал ему еще большую таинственность. Сожалею, что тогда поторопился и не сфотографировал его сразу, снимок сделан немного позже. Кобель растаскал аккуратно сложенную кучу.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Бегло осмотрев логово кабана, я понял, что зверь был застан врасплох, спящим, с подветренной стороны, пес перед ним появился неожиданно, словно во сне. Кабан сделал несколько прыжков около двух метров, по утоптанному снегу.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

От неожиданной встречи с кобелем, кабан убегая, тщательно «минировал» отход.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Далее пошел глубокий снег, в котором кабан делал дорогу, пробивая его грудью.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Между тем Ворон отдавал голос четко, через равные промежутки времени, уверенно держа зверя. Я поспешил туда. На краю мощного кустарника, лай исходил буквально из-под ног. Среди кустов я разглядел пса, работающего на тропе, он работал бодро, уверенно, с «подтанцовкой», периодически припадая на передние лапы, касаясь грудью снега, его челюсти остервенело щелкали в сочетании с лаем и захлопывались, атакуя у корней дерева. До него было, не больше 7 метров. Сердце судорожно перекачивало кровь, отдаваясь в ушах: «Дук, дук,дук…». Все рефлексы обострились, мыслей уже не было, остались только инстинкты. Правая рука сильно сжимала шейку приклада, видавшей виды горизонталки, предохранитель снят, указательный палец лег на предохранительную скобу спусковых крючков.

Но я не вижу кабана, я только его чувствую. Всматриваюсь в корни раскидистого кустарника и не вижу. Я встал на колени, на уровень корней и увидел под ветками отчетливый черный силуэт. Ворон работал в полный контакт, зубы лязгали у самого пятака, не давая выйти зверю на тропу. Приклад привычно лег в плечо, образовав прямую для выстрела. Сухой резкий звук, на мгновение заглушил лай, разрезав тишину леса на сотни метров. Пространство в кустах заволокло легкой пеленой. «Сокол» из самокрута приятно защекотал ноздри…

Голова снова включилась и начала качать тонны информации. Почему то вспомнилось, как твердо решил взять собаку, как определялся с породой, как выбирал щенка, не менее чем из десяти пометов. Выбрал, не могу сказать, какими методами и принципами руководствовался и как выбирал, но когда увидел Ворона, сразу понял-это мой. Как вез домой за город, это было его первое путешествие, его укачало, не мог найти себе места, потом положил голову мне на правое колено, ему было плохо, но он уже не в силах был сопротивляться ощущениям. Обслюнявил мне джинсы от колена и до самого низа. Вспомнил, как поехали первый раз в лес, как поставил его под выстрел, как натаскивал его по кровавому следу, разморозив мясо, делал кровавую тропу и в конце ложил кусочек дичи, в виде поощрения. Как твердо решил сделать из пса кабанятника, и первую притравку на кабана, в урочище «Белый стан». Мне тогда показалось, что он вяленько отработал. Но Владимир, хозяин станции, приободрил меня, сказав, что для первого раза очень даже хорошо работает. Тогда я не очень ему поверил, думал утешает меня. Я занимался долго и упорно, вкладывая в пса свою любовь, терпение и ласку, не жалея времени.

Первые выезды на охоту по косуле, показали правдивость слов Владимира. Пес проявлял интерес к зверю, был азартен и вязок в работе.

Вспомнились бесчисленные выезды по кабану, изучение хода зверя, мест кормления и лежек, сбор информации по крупицам.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Дым рассеялся. Пуля попала четко за ухом, перебив шейный позвонок. Кабан обмяк, просев в снег. Ворон, приободренный моим присутствием и выстрелом, начал остервенело атаковать зверя, надрывно лая, делая хватки за пятак.

Я пробрался на четвереньках к поверженному зверю, хотелось кричать от радости, но разделить ее было не с кем, даже связи не было. Это счастье я разделил с Вороном, схватив его в охапку, прижав к себе, хвалил его, целуя в мокрый, холодный нос…

С тех пор минули годы. Я стал счастливым обладателем еще двух собак. Ворон стал безоговорочным вожаком небольшой стаи. Охота стала еще интереснее, еще азартнее и собакам стало проще и легче работать. Были и другие охоты и кабаны трофейные, взятые из-под и с собаками, коллективом и в одиночку. Но первый кабан, взятый из-под своего первенца, врезался в память до мелочей на всю оставшуюся жизнь.

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

Наклейки на патроны. Журнал С Полем. Первый кабан

г.Екатеринбург
Дуплет*
2015г.